Журнал «Судебная медицина» успешно прошел экспертизу в Scopus и был одобрен для индексации с 2021 года.

Экспертный совет по отбору журналов (Content Selection & Advisory Board, CSAB) завершил оценку журнала «Судебная медицина» и принял решение о включении его в Scopus. Индексация журнала в базе Scopus начнется с середины 2021 года, в индексацию будут включены все статьи, опубликованные в журнале с начала 2021 года. Ожидается так же, что в Scopus до конца 2021 года войдут статьи полного архива журнала с начала его издания. 


Журнал  «Судебная медицина» включен в базу данных RSCI.

Рабочая группа по оценке качества и отбору журналов приняла решение о включении журнала "Судебная медицина" в Russian Science Citation Index (RSCI). Пресс-релиз от 23 июня 2022 года.

 

Сейчас 123 гостей онлайн


Борьба с экспертными ошибками – это постоянное самосовершенствование эксперта
Судебно­медицинская экспертиза – тема интересная, актуальная и очень важная. Заключение судебно­медицинского эксперта были и остаются догмой. Именно поэтому цена ошибки очень высока. Порой на кону если не жизнь человека, то его судьба.
Наш собеседник заведующий кафедрой судебной медицины Московского областного научно­исследовательского клинического института им. М. Ф. Владимирского, президент Ассоциации судебно­медицинских экспертов России, главный редактор журнала «Судебная медицина» Владимира КЛЕВНО расскажет о том, как сейчас развивается это направление медицинской деятельности, какие новшества появились в работе судмедэкспертов и как минимизировать ошибки в исследованиях.Медицинская газета, № 38 от 28.09.2022 г.

 – Владимир Александрович, что из себя представляет сегодня кафедра судебной медицины?

– Кафедра судебной медицины Московского областного научно­исследовательского клинического института им. М. Ф. Владимирского была открыта в 2015 г. решениями коллегии Министерства здравоохранения Московской области и учёного совета и приказом директора МОНИКИ. И сегодня является самой молодой среди аналогичных в Российской Федерации.

Сотрудники кафедры – это 17 человек из числа высококвалифицированного профессорско­преподавательского состава, включая заведующего, 6 профессоров, 4 доцентов и 6 ассистентов, 18 ординаторов, 16 аспирантов.

За 6 лет работы кафедрой изданы 13 монографий, 4 руководства для врачей, 3 учебника, 2 атласа, 20 научно­практических пособий, учебно­методическое пособие для студентов и врачей, 2 курса лекций, учебное пособие, 4 патента, 24 методических рекомендаций, аспирантами, соискателями кафедры защищено 2 докторских и 3 кандидатских диссертаций.

В соответствии с государственным заданием на оказание государственных услуг ежегодно проходят обучение около 250 врачей – судебно­медицинских экспертов и около 250 специалистов со средним медицинским образованием.

– Судебно­медицинская экспертиза развивается как и большинство других направлений в медицине, что нового появилось в вашей сфере за последние годы? И что из современных достижений пришло на помощь экспертам?

– Судебно­медицинская экспертиза – это мультидисциплинарная наука, которая для решения поставленных перед ней задач широко использует опыт других специальностей. Запросы правоохранительных органов и практического здравоохранения, развитие смежных теоретических и клинических дисциплин, применение новых методик и инновационных технологий в судебно­медицинской науке и практике выводит её за рамки узкоотраслевого опыта, расширяя горизонты научно­практического, инновационного поиска.

В последние годы всё чаще в судебной медицине применяют методы трёхмерного компьютерного моделирования. Использование в медико­криминалистических экспертизах современных цифровых трёхмерных реконструкций позволяет воссоздать произошедшие события на основе фактически установленных в ходе расследования данных. Применение на практике научной модели трёхмерных данных позволяет судебно­медицинскому эксперту значительно расширить спектр решаемых задач и ответить на вопросы, которые ставит перед ним следствие.

Новым направлением в судебной медицине и экспертной практике является широкое применение современных методов лучевой диагностики, непосредственной макро­ и микроскопии, других методов визуализации в судебно­медицинской экспертизе трупа.

Разработка новых подходов и совершенствование технологий молекулярно­генетического идентификационного анализа исследования объектов судебно­медицинской экспертизы направлены на повышение качества идентификации личности, и, что особенно важно, в делах расследования тяжких преступлений против личности.

Оснащение судебно­химических лабораторий современными аналитическими приборами и оборудованием с программным обеспечением, обладающими высокой чувствительностью, позволят проводить анализы на все виды токсикологически важных веществ и их количественное определение.

Кроме того, ежегодно выполняются научные исследования, направленные на разработку и апробацию новых высокотехнологичных методов и методик экспертных исследований.

– Роль медицинской экспертизы сложно переоценить. А значит цена ошибки очень высока. Понятно, что в любой области существует человечес­кий фактор или погрешности, насколько часто в области судебной медицины случаются ошибки и как их минимизировать?

– Сразу стоит отметить, что существуют экспертные и врачебные ошибки. Не редко возникают ситуации, связанные именно с дефектами оказания медицинской помощи. Для разбора таких вопросов существует отдел комиссионных экспертиз, где проводятся такого рода исследования.

Цена экспертной ошибки, равно как и клинического врача, довольно высока. Если неправильно сделанные выводы остались незамеченными при оценке заключения следователем и судом, то они ложатся в основу процессуального решения, определяющего судьбу дела – приговор суда или постановление о прекращении уголовного дела.

Ошибки судмедэксперта, как у клинических врачей, связаны с процессуальными нарушениями и с несоблюдением производства судебно­медицинской экспертизы. В нашей сфере также есть порядки проведения исследований, методические рекомендации. При выявлении ошибки устанавливается, какие последствия она повлекла. Например, из­за неправильного заключения принято неверное решение – эксперт может быть привлечён к уголовной ответственности. Как правило такая суровая мера предусмотрена за дачу экспертом заведомо ложного заключения. В частности, на моей памяти в одном из субъектов начальник бюро СМЭ был привлечён к уголовной ответственности.

Раскрыть подобное нарушение можно достаточно просто. Кто, когда и как делал экспертизу, какое заключение выдал можно проследить по всей цепочке и установить виновного.

С непреднамеренными экспертными ошибками несколько сложнее. Они уголовно не наказуемы. Но опять же в случае сомнения одной из сторон дела или же самого суда повторная экспертиза обычно расставляет всё на свои места.

Статистику экспертных ошибок должны мониторировать в каждом бюро судебно­медицинской экспертизы субъекта Российской Федерации. На протяжении многих лет мы вели мониторинг дефектов оказания медицинской помощи в Московской области, издаваемый в форме ежегодного доклада министру, который содержал анализ судебно­медицинских экспертиз по материалам дел с решением вопросов о правильности оказания медицинской помощи, необходимый для принятия управленческих и научно­методических решений, направленных на улучшение качества оказания медицинской помощи населению области. К сожалению, в настоящее время такой мониторинг не ведётся.

На мой взгляд борьба с экспертными ошибками – это не только развитие и совершенствование внутреннего контроля качества судебно­медицинских экспертиз, но и повышение уровня академизма и профессионализма, постоянное самосовершенствование эксперта.

– В настоящее время появляется много частных клиник и в том числе различных центров судебно­медицинской экспертизы. Как вы считаете, такие исследования должны оставаться в ведении государственных учреждений или возможно проводить их в коммерческих?

– Федеральное законодательство в исполнении принципа сос­тязательности регламентирует проведение судебно­медицинской экспертизы как в государственных, так и негосударственных экспертных организациях.

Ранее я считал, что частные бюро не нужны и только мешают. С позиций сегодняшнего дня считаю, что нельзя их зажимать и исключать. Недостатки есть как у одних, так и у других. Да, негосударственные организации зарабатывают на этом, но они должны получать прибыль. Они имеют право на существование. Их заключения зачастую не хуже, а нередко и лучше. Специалисты из таких бюро быстрее проводят экспертизы, не затягивают сроки, ответственно подходят к работе.
Уже сейчас частные организации могут выполнять самые сложные виды экспертиз, забирают на себя установление спорного отцовства. Думаю, скоро у них появятся и отделения химических экспертиз. Потихоньку эта ниша развивается.

– Кто должен определить, проводить экспертизу у частных компаний или государственных?

– Это всё полномочия либо предварительного следствия, либо судов. Они исходят из компетенции эксперта. Конечно, вся наша система «заточена» на государственные судебно­экспертные учреждения, но сейчас ситуация меняется. Часто у частных бюро есть эксперты, к заключению которых прибегают суды. Тенденция поменялась и для судебной практики не является чем­то экстравагантным.

– Ясно, что подбор эксперта должен быть строгим и объективным. Но нагрузка на центры возрастает с каждым днём, особенно в больших городах. Не получится ли так, что в итоге эксперты начнут совершать ошибки, например, из­за спешки.

– Вопросы с индивидуальной нагрузкой – боль многих экспертов и руководителей экспертных учреждений. Отраслевые приказы, регламентирующие судебно­медицинскую экспертную деятельность, носят рекомендательный характер. На сегодняшний день в стране дефицит по специальности «судебно­медицинская экспертиза» составляет свыше 30%. Отчёты руководителей региональных бюро судебно­медицинской экспертизы на профильных комиссиях свидетельствуют о возрастающей экспертной нагрузке. Это безус­ловно создаёт определённые риски в выполнении качественной экспертизы или исследования в установленные сроки.

– Давайте поговорим о том, что ждёт судебно­медицинскую экспертизу в ближайшие год­два?

– Во всех направлениях внедряются новые технологии. Именно об этом мы говорим на ежегодном международном конгрессе по судебной медицине, организатором которого выступает Ассоциация судебно­медицинских экспертов совместно с Минздравом Мос­ковской области, МОНИКИ, Национальной медицинской палатой и другими нашими партнёрами.

В Москве 20–21 апреля 2022 г., на базе МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского состоялся Международный конгресс «Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики­2022». Конгресс вновь собрал пул ведущих специалистов в области судебной медицины из разных стран. В его работе традиционно приняли участие ведущие учёные, заведующие кафедрами и руководители судебно­медицинских экспертных организаций, судебно­медицинские эксперты и специалисты со средним профессиональным образованием практически из всех субъектов Российской Федерации. В обсуждении актуальных проблем судебной медицины и экспертной практики приняли участие специалисты из Аргентины, Армении, Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдовы, Португалии, Словакии, Таиланда, Турции, Туркменистана, Узбекистана, Швейцарии, Японии и других стран. Число принявших участие составило 2613 человек. В рамках 3 пленарных и 6 секционных сессий было заслушано 112 докладов.

Начнём с генетики. Активно развиваются методы и современные технологии индивидуализации человека, в том числе и установление спорного отцовства.

Немало новшеств и в судебно­химических и химико­токсикологических исследованиях. Активно изучаются и внедряются методы идентификации и установления наличия ядов с помощью хромато­масс­спектрографических исследований. В частности, современных наркотических средств в том числе новых «дизайнерских» наркотиков.

Новые технологии нужно внедрять в экспертизу трупа – прежде всего виртопсию. Это исследование, которое продвигают судебную экспертизу значительно вперёд. Предсекционные КТ­, МРТ­исследования и другие методы визуализации значительно помогают в установлении истины. В нашей практике был случай, когда иностранный гражданин утонул при подлёдном погружении. Разрешение на вскрытие от посольства получить не удалось. Поэтому пришлось прибегнуть к виртопсии. Нам удалось подтвердить именно утопление и даже сделать несколько открытий. Однако такие исследования не отменяют обычного вскрытия.

В нейрохирургии применяется визуализации сосудов основания головного мозга для установления аневризм. Это исследование можно использовать для того, чтобы обнаружить было ли кровоизлияние у трупа. Перед тем как извлечь головной мозг, предлагается наполнить сосуды контрастном веществом, которое покажет место, где есть разрыв. При обычном вскрытии большая вероятность того, что аневризмы не удастся установить.

Отмечу, что у нас есть ещё лаборатория медицинской криминалистики. Она сочетает все методы криминалистических и медицинских исследований. Там устанавливают наличие металлов в области раны – медь, железо, свинец и т. д. Эксперты в своей работе используют сканирующие электронные микроскопы, позволяющие устанавливать особенности повреждений, для того чтобы определить механизм получения травмы. Криминалистические методы исследования сегодня хорошо развиты, но и им требуется дальнейшая поддержка.

– Можете привести конкретные примеры внедрения новых исследований?

– В подтверждение уже сказанного, хочу отметить, что наряду с публикациями и изданием книг, в рамках разработки новых технологий, совсем недавно нашими авторами­разработчиками получено два патента на изобретения: «Способ диагностики аспирационного типа утопления» и «Способ визуализации артериальных сосудов головного мозга».

На последнем заседании учёного совета МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского, директор института К. Соболев от имени руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности, вручил патент на изобретение «Способ визуализации артериальных сосудов головного мозга», авторами которого являются Олеся Весёлкина, Никита Хуторной, Эрик Праздников, я с поздравлениями коллективу авторов и пожеланиями новых успехов.

– Внедрения современных технологий, наверняка повлечёт за собой изменения в документах?

– Да, и в первую очередь – это реформа нормативных актов. Более 10 лет в Российской Федерации существовали приказы, регулирующие судебно­медицинскую экспертную деятельность. Сейчас широко, с участием профессионального сообщества судебно­медицинских экспертов страны обсуждаются, вносятся правки и замечания к проектам приказов, разработанных Российским центром судебно­медицинской экспертизы.

– В завершении давайте поговорим о международном сотрудничестве. Наверняка, без обмена опытом с коллегами обойтись нельзя.


– Прежде всего, это ежегодное проведение Международного конгресса «Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики», перевод издаваемого русскоязычного журнала «Судебная медицина» не только на английский, но и китайский язык. Мы стоим перед необходимостью создания Евразийского судебно­медицинского общества, которое призвано объединить русскоговорящих экспертов на территории Евразийского пространства. 22 июня 2022 г. на Иссык­Кульском форуме, по итогам VI Международной научно­практической конференции «Современное состояние и перспективы развития судебной медицины и морфологии в условиях становления Евразийского экономического союза – 2022» была принята Резолюция о необходимости создании Евразийского судебно­медицинского общества.

Мы надеемся на продолжение сотрудничества со всеми нашими коллегами и всегда открыты для обмена опытом.

Уверен, что развитие современных технологий, научные достижения и, конечно, наработки прошлых лет при правильном их применении уже совсем скоро позволят сделать прорыв в судебно­медицинской экспертизе.
Беседу вёл
Сергей БУДЧЕНКОВ
.